Российские Бизнес
Технологии
Инвестиции
Промышленность
Бизнес
Власть
Строительство
Arrow
Arrow
Slider

Дайджест новостей

ОПЕК продлил соглашение о ограничении добычи еще на 9 мес. (Ведомости) Исследование о падении цены на нефть до $15 к 2042 году. (КоммерсантЪ) Отток капитала из “российских” фондов составил $50 млн за неделю. (Ведомости) Поступления в фонды развивающихся рынков снизились. (КоммерсантЪ) Рекомендации по акциям от Goldman Sachs и Citi. (Ведомости) Вкладчики НПФ потеряли более 27 […]

Подробнее
 

Reuters: Инфляционные ожидания населения РФ на год вперед немного повысились

Инфляционные ожидания населения в мае, по оценкам Банка России, немного повысились — до 3,8 процента на горизонте следующих 12 месяцев, говорится в материалах регулятора.

В апреле модельные оценки ЦБР ожидаемой инфляции на год вперед на основе данных опроса «инФОМ» составляли 3,7 процента.

Согласно майскому опросу населения, прямая оценка годовой инфляции (медианное значение), снизилась до уровня 10,3 процента после 11,0 процента месяцем ранее, достигнув минимального значения за всю историю наблюдении?.

По сравнению с предыдущем месяцем, в мае ухудшились ожидания респондентов относительно достижения целевого значения инфляции в 2017 году.

Согласно данным опроса «инФОМ», доля респондентов, считающих, что инфляция в 2017 году окажется заметно выше 4 процентов, снова выросла до 59 процентов, тогда как в апреле была на историческом минимуме 55 процентов.

Оценка наблюдаемои? за год инфляции в мае снизилась до 12,1 процента по сравнению с 13,8 процента в апреле.

Доля респондентов, считающих, что за последний год цены выросли более чем на 50 процентов, продолжила плавно снижаться, обновив минимальное значение с начала 2015 года — 2,6 процента.

Елена ФАБРИЧНАЯ

Подробнее
 

Российская газета: Не пустят за порог

Банкиры в целом поддержали инициативу Банка России по ограничению долговой нагрузки физических лиц. В первую очередь с этим придется столкнуться наименее обеспеченным семьям, но большинству заемщиков реализация идеи принесет снижение ставок.

Банк России собрал мнения свыше 100 банков об инструментах, необходимых для определения безопасного порога долговой нагрузки, и частично опубликовал результаты в «Обзоре финансовой стабильности».

Эксперты склоняются к тому, что для разных заемщиков порог должен быть различным. «Банковские рисковики применяют именно ступенчатую шкалу, — отмечает вице-президент Ассоциации региональных банков Олег Иванов. — Для людей с низкими доходами потолком можно принять 30 процентов дохода, со средними — 50, с высокими — 70». «Миллиардер прокормит семью и на один процент своего дохода, а человек с зарплатой на уровне МРОТ и копейки не сможет потратить на обслуживание долга», — говорит финансовый омбудсмен Павел Медведев.

Для реализации идеи Банк России разрабатывает модель интеграции данных из бюро кредитных историй (БКИ). Речь идет о построении единого информационного пространства в сфере кредитных историй и облегчении доступа к ним, пояснила первый заместитель председателя Банка России Ксения Юдаева. По ее словам, реализован такой подход может быть разным образом, например, все 16 существующих БКИ могут наладить быстрый обмен информацией. Возможно, опорную роль будут играть крупнейшие БКИ, где аккумулируется основная часть кредитных историй. Кроме того, обсуждается более эффективный механизм оценки официальных и неофициальных доходов заемщиков, а также формула расчета закредитованности граждан.

За дифференциацию применения PTI (payment to income — отношение платежа к доходу) по уровню дохода заемщика и типу/валюте кредита высказался ряд участников опроса ЦБ РФ. При этом эксперты считают, что для корректного расчета из доходов нужно вычитать обязательные платежи, например, на оплату рассрочки или страховки.

Готовя ограничение долговой нагрузки, Банк России ссылается на опыт развитых стран, где такой контроль неплохо себя зарекомендовал. Для этого банки должны иметь возможность быстро проверить информацию о доходах заемщика и об уже взятых им долгах.

Однако за исключением нескольких крупных банков, банкиры так и не получили доступ к данным Пенсионного фонда РФ о зарплатах и доходах граждан, на которые начислены страховые взносы (хотя законопроект об этом еще в ноябре принят Госдумой в первом чтении), а покупать информацию у большого количества кредитных бюро для многих банков слишком дорого.

Вопрос об источниках информации о доходе заемщика оказался наиболее дискуссионным, отмечается в обзоре Банка России. И пока непонятно, как организовать интеграцию данных бюро кредитных историй и в то же время сохранить их бизнес. Сами БКИ эту тему не комментируют.

Добросовестным заемщикам будет выгодно, если банки будут напрямую получать всю информацию об их доходах и имеющихся долгах. В этом случае для банкиров снижаются риски кредитного мошенничества и невозврата кредита из-за неплатежеспособности клиента. На сумму этих рисков банки смогут уменьшить процентные ставки, говорит Олег Иванов.

В Банке России не называют сроков, когда могут быть введены ограничения по долговой нагрузке. Сейчас острой необходимости в этом нет. В кризис банки стали гораздо строже подходить к оценке платежеспособности заемщиков. По необеспеченным ссудам задолженность практически не растет, доля ссуд с просрочкой свыше 90 дней падает.

Но начинается новый кредитный цикл, частью которого уже в этом году станет и оживление потребительского кредитования. В Центробанке считают, что на случай образования «пузырей» на этом рынке нужно подготовить все инструменты, чтобы избежать закредитованности граждан.

Игорь ЗУБКОВ

Подробнее
 

Картина рынка на начало недели

Индекс РТС: 1079.08 (-0.6%) Индекс ММВБ: 1937.37 (-0.6%) Курс доллара к рублю: 56.57 (+0.0%) Нефть марки Brent: 51.96 (-3.6%) Неделя с 22 по 26 мая была для российского рынка акций была вновь спокойной. Активность участников торгов низкая. Обороты минимальные. Индексы ММВБ и РТС остаются в “боковике”. Индекс РТС торгуется в на сильном уровне технической поддержки […]

Подробнее
 

Коммерсант: Финтех-кредит кредиту рознь

Комитет по глобальной финансовой системе (CGFS) при Банке международных расчетов совместно с Советом по финансовой стабильности (FSB) представил первый доклад о кредитных финтех-платформах. На фоне бурного роста сектора регуляторы заинтересовались его потенциальным влиянием на природу кредитования и традиционную банковскую отрасль, однако главный вывод один: финтех пока очень неоднороден.

Финтех-кредит — это кредит, выданный при помощи электронных платформ, в том числе напрямую от пользователя пользователю (peer-to-peer, P2P). Чаще всего роль платформ заключается в установлении прямого контакта между заемщиками и инвесторами, хотя некоторые используют и собственные средства. Платформы позволяют осуществлять различные виды заимствований, включая потребительские займы, бизнес-кредиты, кредиты под залог недвижимости и др. Автоматизация процессов, включая подачу заявки, оценку кредитных рисков и определение ставки, позволяет электронным платформам, в отличие от банков, удерживать низкую стоимость трансакций и облегчать процедуру получения кредита для конечных пользователей. Они также могут повышать доступность кредитования для отдельных сегментов населения и бизнеса, недостаточно охваченных банковским сектором. Например, в Великобритании 79% P2P-заемщиков пытались получить кредит в банке, но лишь 22% банки готовы были его предоставить. Финтех-платформы, пока оперирующие в серой зоне, несут и меньшие регуляционные издержки. В целом это позволяет им устанавливать более низкие ставки для заемщиков и более высокие — для инвесторов, хотя их размер существенно колеблется в зависимости от уровня риска. В США диапазон ставок по финтех-кредитам составляет 6-36%, тогда как средняя ставка по банковским кредитным картам — около 12%.

Самый большой рынок финтех-кредитования к 2015 году сформировался в Китае ($99,7 млрд, 356 платформ), далее следуют США ($34,3 млрд, 67 платформ) и Великобритания ($4,1 млрд, 21 действующая платформа, 66 — в процессе получения разрешений). В России рынок пока находится в зачаточной стадии — здесь действуют всего четыре платформы, а объем выданных кредитов не превышает $7 млн. Несмотря на стремительный рост сектора, общий объем финтех-кредитования в рамках юрисдикций пока очень мал, хотя в некоторых сегментах рынка его доля может повышаться, отмечают исследователи.

Самой популярной целью потребительских финтех-кредитов является рефинансирование долга, в том числе по студенческим кредитам в США, значительно меньше пользователей берут кредит на покупку автомобиля или улучшение жилищных условий. Размер ссуды в большинстве стран составляет $5-25 тыс., тогда как в КНР этот показатель превышает $50 тыс. Кредитование малого бизнеса в среднем составляет около четверти всего объема финтех-займов.

Кредиторские базы платформ существенно отличаются — если одни полагаются преимущественно на индивидуальных инвесторов, то другие активно используют средства, полученные от институциональных инвесторов и банков. В некоторых юрисдикциях банки являются единственными источниками кредитных средств. Большинство платформ привлекают средства внутри страны, лишь в Азиатско-Тихоокеанском регионе (включая Китай) на зарубежное финансирование приходится около трети от общего объема. Средний объем вложений для частных инвесторов в Китае составляет $8-10 тыс., а во Франции всего €100-500; в некоторых странах регуляторами установлен потолок для таких инвестиций. Как отмечают аналитики CGFS и FSB, инвестиции в финтех-кредитование — это новый класс частных инвестиций, и довольно доходный — в среднем ставка составляет 5-10%, хотя может значительно варьироваться в зависимости от уровня риска.

По мнению авторов доклада, успешное развитие финтех-кредитования будет способствовать повышению финансовой стабильности, открывая доступ к альтернативным источникам средств. Меньшая концентрация кредитного капитала в руках банков может быть удачным решением в случае банковского кризиса. К опасностям же, связанным с финтех-платформами, авторы относят зависимость их финансовых показателей от настроений инвесторов, большую предрасположенность к риску, несовершенство инструментов его оценки и большую уязвимость перед киберугрозами. Кроме того, предлагаемая финтех-платформами кредитная инклюзия может понизить общие кредитные стандарты на рынке, если конкуренция вынудит банки идти на большие риски. Регулирование же новых финансовых технологий может оказаться непростой задачей для национальных и глобальных властей, заключают исследователи.

Надежда КРАСНУШКИНА

Подробнее
 

Известия: Пенсионная реформа отложена

Правительство заморозило обсуждение законопроекта об индивидуальном пенсионном капитале (ИПК) практически сразу после его внесения. Концепция разработана Минфином и Центробанком для перезапуска накопительной пенсии. Об этом сообщил «Известиям» федеральный чиновник. Информацию подтвердил источник, знакомый с ходом обсуждения ИПК. По их словам, публичное обсуждение концепции начнется только после политического решения о реформе пенсионной системы в целом, которое не появится раньше президентских выборов. ИПК может заработать лишь в 2020 году, а предложенная модель претерпит существенные изменения, уверены собеседники «Известий». При этом официально в Минфине сообщили, что срок введения ИПК пока не изменился.

Законопроект об ИПК Минфин и Центральный банк (ЦБ) внесли в правительство в начале апреля. Концепция призвана перезапустить систему накопительной пенсии, которая в последние несколько лет из-за серии мораториев потеряла смысл. По задумке авторов идеи, работодатели после запуска ИПК будут автоматически отчислять 1–6% от зарплаты каждого сотрудника в негосударственный пенсионный фонд (НПФ) на его личный счет. При этом эти деньги нельзя будет изъять — юридически они будут собственностью гражданина.

По словам федерального чиновника, концепция ИПК зависла в правительстве до тех пор, пока не будет принято политическое решение о начале обсуждения изменений в пенсионной системе в целом.

— Концепция ИПК завязана на многих важных изменениях в пенсионной системе, включая повышение пенсионного возраста. Начинать масштабное обсуждение реформы нельзя, потому что на это нет разрешения сверху. Когда оно появится — неизвестно. Вероятно, что не раньше президентских выборов в 2018 году, — рассказал федеральный чиновник.

Собеседник «Известий», принимающий участие в обсуждениях реформы в правительстве, заметил, что концепция ИПК внесена в правительство с разногласиями, которые усложняют прохождение инициативы.

— Финансово-экономический блок и социальный не договорились по автоподписке. Это главный камень преткновения. ИПК требует существенной доработки, — сообщил он. — Сейчас обсуждаются многие предложения в пенсионной сфере, и итоговый вариант системы может исключать ИПК в предложенном формате.

Официально в пресс-службе Минфина «Известиям» сообщили, что «срок введения концепции ИПК пока не изменился». Речь шла о 2019 годе.

Концепция ИПК была внесена в правительство с большой таблицей разногласий, сообщали ранее источники «Известий». Замечания были в основном у Минтруда. Ему не нравится автоматическая подписка, а для Минфина это принципиальная позиция. Еще один важный предмет споров — это как учесть в ИПК корпоративные системы дополнительного пенсионного обеспечения.

Автоподписка — главное в этой концепции. Минфин и ЦБ утверждают, что на добровольной основе ИПК не будет пользоваться большой популярностью среди населения. Соцблок же настаивает на том, что накопительная пенсия должна быть добровольной. А автоподписка — это добровольно-принудительная система.

Президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) Сергей Беляков не удивлен тому, что обсуждение ИПК заморожено.

— Я этому не удивлен. Здесь на одной чаше весов активная позиция ЦБ и Минфина с намерением оперативно внести документ в правительство и обсуждать его уже на площадке правительства, на другой чаше весов позиция социального блока, который говорил, что они в принципе против идеи ИПК, — рассказал он.

По словам Сергея Белякова, финансово-экономический и социальный блоки правительства пока не находят общий язык.

— На мой взгляд, есть колоссальный разрыв в экспертизе, которой обладают финансово-экономический блок и социальный. Если первый занимает содержательную позицию и доказывает ее понятными аргументами, то с социальным блоком дискуссия идет на уровне «нравится — не нравится», «подходит — не подходит». На мой взгляд, для принятия каких-то решений в принципе нужно определиться, хотим мы развивать накопительный элемент или нет, — отметил он.

По мнению члена совета директоров АО «НПФ Согласие» Андрея Неверова, ИПК поможет рынку в той концепции, которая изначально предложена Минфином и ЦБ, то есть с автоподпиской.

— ИПК затевается не как радикальная замена обязательного пенсионного страхования, но как модификация другого пенсионного продукта — добровольного негосударственного пенсионного обеспечения, — пояснил он.

Нехватка денег у правительства на накопительную пенсию — это миф, заявил Андрей Неверов. Он напомнил, что недавно Минфин нашел 1,1 трлн рублей доходов госбюджета сверх плана.

Инна ГРИГОРЬЕВА, Алина ЕВСТИГНЕЕВА

Подробнее
 

Bankir.ru: Стоимость лизинга, или Как дешевое доводит до дорогого

Лизинг в России дороже кредита, а облигации лизингодателей торгуются дешевле банковских.

По состоянию на май 2017 года на рынке лизинговых облигаций представлено около десятка эмитентов. Номинальный объем их выпусков, находящихся в обращении, достигает 520 млрд рублей. Капитализация лизингового облигационного рынка всего лишь вдвое меньше объема долгового рынка банковского сектора (1,1 трлн рублей).

Крупнейшими эмитентами выступают лизинговые компании, связанные с государством: ГТЛК, «ВЭБ-лизинг», «ВТБ лизинг», «Трансфин-М». Финансирование на рынке облигаций является для них очень важным, поскольку доля облигаций в пассивах составляет в среднем около 50% (табл. 1). Для частных лизинговых компаний эта доля не превышает 30%. Объясняется это тем, что чем меньше масштабы бизнеса, тем больше компании полагаются на банковские кредиты. Объем рынка лизинговых облигаций мог бы быть еще больше, однако дочерние компании банков полностью фондируются за счет материнских структур и политика их групп не предполагает независимости в выборе источников финансирования.

Ранее на рынке присутствовали и другие эмитенты лизингового сектора: «Финансбизнесгрупп», «НОМОС-лизинг», Ханты-Мансийская лизинговая компания «Открытие», «Бизнес альянс», Объединенная лизинговая компания «Центр-капитал», «Пром тех лизинг», «Стратегия-лизинг», «Мособлхлеб-лизинг» и др. Однако из-за небольшого размера эмитентов и объемов их выпусков, низкой ликвидности и слабого спроса на бумаги «второго» эшелона эмитенты не могли занимать на рынке по приемлемым процентным ставкам, так как облигационные займы предназначены в первую очередь для крупных и средних эмитентов.

Агентство Fitch Ratings в апрельском отчете Peer Review: Russian Private Leasing Companies оценивает операционную среду лизингового сектора на уровне BB–, то есть на две ступени ниже российского банковского сектора. Причинами сравнительно низкого уровня агентство называет существенно более слабый режим регулирования, низкую прозрачность отчетности по местным стандартам учета и ограниченные источники финансирования. Это отражается на стоимости привлечения заемных ресурсов и, как следствие, стоимости лизинга для клиента из нефинансового сектора.

При этом долги госкомпаний рынок оценивает как более рискованные по сравнению с обязательствами Минфина. Премия за кредитный риск достигает приблизительно 2%. В частности, рублевый G-спред (разность между доходностью облигаций Минфина и облигаций компаний) по бумагам со сроком погашения до года составляет 150–210 базисных пунктов, а свыше года — 200–230 базисных пунктов. Влияние на доходность крупнейших эмитентов оказали дефолт «Трансаэро», некоторых крупных лизингодателей и конъюнктура железнодорожного рынка. Как следствие, лизинговые компании оцениваются инвесторами как менее устойчивые, чем эмитенты аналогичного кредитного качества. У лизинговых госкомпаний премия по рублевым облигациям по отношению к госбанкам варьируется от 50 до 160 базисных пунктов, у частных лизинговых компаний по отношению к частным банкам с тем же рейтингом и размером активов — от 140 до 240 базисных пунктов, в зависимости от срочности облигаций. В том же отчете агентства Fitch Ratings можно найти объяснение риск-премии за лизинговый профиль: «дополнительные риски возникают из-за отсутствия эффективного регулирования и надзора… нет ни лицензирования, ни пруденциального регулирования, в то время как непруденциальное регулирование (со стороны отраслевого государственного органа) и требования к раскрытию информации являются слабыми».

Дополнительная премия за лизинговый профиль деятельности возникла в результате ряда дефолтов лизинговых компаний (табл. 2). Анализ эмитентов, допустивших дефолты по облигациям в 2008–2016 годах, показал, что из-за ошибок риск-менеджмента все они столкнулись с дефицитом ликвидности для выполнения обязательств перед инвесторами и кредиторами. Известный эпизод с Лизинговой компанией «Уралсиб», входящей в одноименную группу, был особенно примечателен, поскольку ранее считалось, что участие крупного банка в капитале лизинговой компании является гарантией ее кредитного качества. Неисполнение обязательств «Уралсибом» явилось следствием повышенной концентрации на транспортном сегменте и крупном клиенте. Причина дефолта исторического рекордсмена «Финанс-лизинга» заключалась в слабом корпоративном управлении. В большинстве прецедентов проблемы были обусловлены корпоративным управлением (стратегические просчеты, отсутствие должного контроля со стороны собственника, операции с аффилированными лицами), а также непрофессиональным финансовым и риск-менеджментом (высокий финансовый рычаг, лимиты и разграничение ответственности, недоформирование резервов под обесценение и т. д.).

Решение проблем финансирования и его стоимости для лизинговых компаний станет ключом к экономическому росту, так как лизинг это долгосрочные инвестиции в обновление основных средств, являющиеся альтернативой банковским кредитам. Реформа рынка лизинга, подготовленная правительством Российской Федерации и Банком России совместно с лизинговым сообществом, должна решить проблемы доверия инвесторов и стоимости финансирования. С одной стороны, кредиторы и инвесторы должны получить гарантии добросовестности и надежности компаний. Для этого вводится их регистрация, предъявляются требования к минимальному капиталу и раскрытию информации, запрашивается отчетность, гармонизированная с МСФО. С другой стороны, кредитное качество активов должно улучшиться, а эффективность финансового менеджмента — возрасти. Для этого будут введены стандарты саморегулирования, а также внесены изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации, защищающие имущественные права лизингодателей.

В краткосрочном периоде у лизинговых компаний возникнут издержки переходного периода, однако в долгосрочной перспективе расходы на взыскание имущества и фондирование снизятся. После этого можно будет рассчитывать на снижение стоимости лизинга для клиентов и увеличение его срочности. В наибольшей степени от изменений выиграют те, кто зависит от рыночного финансирования: выпускает рублевые облигации или планирует привлекать ресурсы с внешнего рынка. Реформа должна дать дополнительный импульс развитию рынка облигаций. Речь идет не только об инструментах plain vanilla, но и о развитии гибридных и субординированных инструментов. В настоящее время практика секьюритизации лизингового портфеля отсутствует. На рынке представлены единичные примеры клубного выпуска облигаций, обеспеченных лизинговыми активами. Стандартизация и формирование рынка секьюритизации позволят эффективнее управлять рисками лизинговой деятельности и диверсифицировать пассивы. Обнуление риск-премии за лизинговый профиль, увеличение доли публичных заимствований в обязательствах лизингодателей, а также снижение зависимости от банковских кредитов станут тому лучшим подтверждением.

Сергей МОИСЕЕВ

Таблицы к статье можно посмотреть на сайте источника.

Подробнее
 

Коммерсант: Рынку не хватает рейтингов

Представители российского бизнеса недовольны охваченностью рынка кредитными рейтингами. Уровень неудовлетворенности значительно вырос с 2016 года. При этом изменилась мотивация для получения рейтинга. Если год назад основной причиной был выпуск публичного долга, то теперь на первый план вышло повышение общей инвестиционной привлекательности. В то же время рейтинги по национальной шкале по-прежнему не являются приоритетом, хотя количество тех, кто их использует, выросло.

Доверие к рейтинговой отрасли выросло, однако кредитных рейтингов на российском рынке не хватает. Об этом свидетельствуют результаты ежегодного опроса, проведенного Аналитическим кредитным рейтинговым агентством (АКРА). В опросе, проведенном с 24 марта по 22 мая, приняли участие 200 респондентов, большей частью которых были представители финансового сектора.

Согласно полученным данным, оценкам рейтинговых агентств, работающих на российском рынке, доверяют 57% опрошенных. Причем у 30% респондентов доверие выросло за последний год, тогда как годом ранее таких насчитывалось всего 8%. Причиной этого, как показали результаты опроса, в основном стали усиление госконтроля за деятельностью рейтинговых агентств в России (об этом заявили 43% опрошенных, тогда как год назад их было 33%) и случаи корректной оценки рисков рейтингуемых эмитентов (25%, годом ранее — 18%). У части опрошенных доверие к отрасли, напротив, снизилось, однако их оказалось всего 9% (в 2016 году — 27%). Отрицательно на доверие участников рынка повлияли недооценка кредитного риска и запоздалая реакция агентств (59% респондентов против 66% в 2016 году), а также расхождение рейтингов с индикаторами рынка капитала (30% против 37% годом ранее).

Немаловажным оказался и фактор снижения конкуренции на российском рейтинговом рынке (30% опрошенных по сравнению с 21% в прошлом году). Доля тех, кто считает российский рынок кредитных рейтингов монополизированным, выросла за год с 57% до 78%. «Рост оценки российского рынка рейтингов как монопольного, надо надеяться, будет временным явлением из-за затянувшегося процесса перехода к национальной шкале в регулировании и неопределенности в отношении регуляторных изменений»,— считает руководитель группы исследований и прогнозирования АКРА Наталья Порохова. Использовать рейтинги по национальной шкале на рынке стали чаще. Однако доля тех, кто считает для себя достаточным использование только национальных рейтингов, невелика — 7% (в 2016 году таких было всего 3%). Большинство ориентируется как на национальные, так и на международные рейтинги (58%). Остается высокой доля тех участников рынка, которые доверяют только международным рейтингам (36% против 40% годом ранее).

При этом значительно выросло количество недовольных охваченностью российского рынка кредитными рейтингами. В 2016 году таких насчитывалось 47%, теперь же их уже 61%. В частности, на конец мая рейтинги АКРА имели лишь 23 эмитента. 43% респондентов считают недостаточным то, что кредитные рейтинги получают только крупнейшие эмитенты. Особенно недостает рейтингов тем, кто ориентируется только на международную шкалу (47%). По словам госпожи Пороховой, сейчас одновременно происходит два процесса — расширение использования кредитных рейтингов и переход к национальной шкале, что требует увеличения проникновения рейтингов в российском бизнесе. «Эмитенты, которые годами ориентировались на западных инвесторов и получали рейтинги по международной шкале, не могут так быстро перестроиться. Они и выпали из системы. Потребуются годы, чтобы ситуация поменялась»,— считает советник по макроэкономике гендиректора «Открытие Брокер» Сергей Хестанов.

Довольно неожиданной оказалась статистика ответов на вопрос, касающийся стимулов для получения кредитного рейтинга. Незначительно выросла доля тех, кто считает основным мотивом для этого повышение инвестиционной привлекательности компании,— с 34% до 35%. Одновременно существенно сократилось количество тех, кто считает главным стимулом выпуск публичного долга,— с 40% до 28%. Господин Хестанов напоминает, что в последний год в финансовой системе России наблюдается профицит ликвидности. Это увеличивает заинтересованность потенциальных кредиторов и снижает требования к качеству публичного долга. «Если эмитент хоть сколько-нибудь качественный, то желающих дать ему в долг найдется достаточно даже и без рейтинга»,— отмечает он.

Эти результаты получены от респондентов, так или иначе уже соприкасавшихся с рейтинговой деятельностью. В целом, как показало недавнее исследование рекрутинговой компании Odgers Berndtson (см. «Ъ» от 12 мая), пока российский бизнес учитывает кредитный рейтинг как индикатор эффективности деятельности компании и ее менеджмента в очень малом объеме. Так, всего 1,9% финансовых директоров, опрошенных Odgers Berndtson, признали рейтинговые агентства институтом, влияющим на их деятельность.

Мария САРЫЧЕВА

Подробнее
 

РБК: Центробанк решил объединить кредитные истории заемщиков

Чтобы дать возможность банкам получать максимально полную информацию о долговой нагрузке клиентов, данные трех крупнейших бюро будут консолидированы в одной базе. Такую меру собирается предпринять Центробанк для борьбы с закредитованностью граждан. Для однозначной оценки этой инициативы недостаточно деталей, считают участники рынка.

Банк России готовит предложения по изменению закона «О кредитных историях», которые должны дать банкам возможность оценивать совокупную задолженность заемщиков, говорится в обзоре финансовой стабильности регулятора за четвертый квартал 2016 — первый квартал 2017 года, обнародованном в пятницу, 26 мая.

Данная мера — ответ на запрос компаний-кредиторов. В феврале 2017 года на сайте Банка России был опубликован консультативный доклад «Об оценке рисков заемщиков — физических лиц на основе показателей долговой нагрузки». Банки, МФО и потребительские кооперативы могли представить свои комментарии о том, как им удобнее получать информацию о кредитах и доходах заемщика для расчета показателя долговой нагрузки.

Как говорится в обзоре ЦБ, большинство респондентов выступили за использование показателей PTI (payment-to-income ratio, или платежи к уровню доходов), который оценивает соотношение долговой ежемесячной нагрузки заемщиков к их долгу. Как пояснил председатель правления банка «Восточный» Алексей Кордичев, есть еще показатель DTI (debt-to-income ratio, или долг к уровню доходов), который отличается от показателя PTI тем, что в расчет берется долговая нагрузка на горизонте в год. «При выдаче долгосрочных кредитов, например ипотеки, важны оба показателя. Если речь идет о краткосрочных розничных, то для принятия решения достаточно и показателя PTI», — поясняет он. Однако за DTI выступило меньшее число опрошенных.

Для расчета обоих показателей как раз и нужны консолидированные данные о долговой нагрузке граждан.

Впрочем, деталей о том, как именно будет проходить данная консолидация, немного. Зато у вопроса закредитованности граждан долгая и богатая история.

История вопроса

В 2012–2013 годах в России наступил бум розничного беззалогового кредитования, который грозил перетечь в кризис. Необеспеченное розничное кредитование в середине 2013 года росло на 60%, при этом доходы населения росли медленнее, говорила в интервью РБК в 2015 году глава ЦБ Эльвира Набиуллина. «Был реализован целый набор мер, направленный на торможение роста кредитования домохозяйств с небольшими доходами под повышенную ставку. Так, многие из розничных банков начали менять свои бизнес-модели, переориентироваться на менее рискованных заемщиков, были созданы достаточные резервы по плохим ссудам, некоторые банки были докапитализированы собственниками», — говорила Набиуллина.

По состоянию на конец четвертого квартала 2016 — первого квартала 2017 года данные крупнейших бюро кредитных историй (БКИ) показывают, что количество заемщиков, имеющих более одного кредита, существенно и варьируется от 39,2 до 34,3%, говорится в «Обзоре финансовой стабильности». В среднем на одного заемщика приходится более 1,6 действующего кредитного договора.

В конце декабря президент РФ Владимир Путин поручил правительству и ЦБ в срок до 1 марта 2017 года представить свои предложения, как ограничить права кредиторов по взысканию просроченной задолженности с тех, кто получил кредит, несмотря на большие долги. Права кредитора предлагается ограничивать в тех случаях, когда кредит был выдан им, несмотря на то что к моменту заключения договора «соотношение размера ежемесячного дохода заемщика и размера его ежемесячного совокупного долгового обязательства превышало предельное значение, устанавливаемое Банком России.

Позиция ЦБ

Вопрос максимально точного показателя PTI необходимо решать в сфере кредитных историй, прокомментировала информацию о консолидации историй трех крупнейших бюро в ходе пресс-конференции с журналистами 25 мая первый зампред ЦБ Ксения Юдаева, которая отвечает с 2015 года в ЦБ за вопросы финансовой стабильности, анализа и прогнозирования. Бюро кредитных историй поднадзорны ЦБ после того, как произошло расформирование Федеральной службы по финансовым рынкам, и ЦБ в том числе ведет реестр таких бюро.

Как пояснила Ксения Юдаева в ходе пресс-конференции, «если считать долговую нагрузку целиком по заемщику, то она собирается в 16 кредитных бюро, существующих в нашей стране».

В такой ситуации говорит она, нужно некое единое информационное пространство, которое бы позволяло получить как минимум часть информации, которая нужна для расчета показателей. Как пояснил директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй (НБКИ) Алексей Волков, скорее всего, речь идет об общем доступе для банков к данным крупнейших бюро кредитных историй по долговой нагрузке заемщиков.

Расстановка сил на рынке кредитных историй

Сейчас на рынке кредитных историй работают четыре крупных игрока — «Эквифакс», НБКИ, «Объединенное кредитное бюро» (ОКБ) и «Русский стандарт». Они концентрируют у себя практически весь рынок, однако информация по некоторым банкам может между ними не пересекаться.

ОКБ имеет доступ к базе Сбербанка, так как на 50% принадлежит главному банку страны, говорится на сайте компании. Остальные акционеры — группа «Интерфакс» (25%) и компания Experian (25%). На сайте ОКБ говорится, что в компании сосредоточено 260 млн кредитных историй по 70 млн заемщикам. Клиенты бюро — более 600 банков, микрофинансовых организаций и страховых компаний, уточняется на сайте.

На сайте НБКИ указано, что его акционеры — это «преимущественно крупные финансовые институты», среди которых Ассоциация российских банков, банк «Ак Барс», ВТБ, Газпромбанк, Ситибанк, ЮниКредит Банк, «Агропромкредит», «Уралсиб», Россельхозбанк и др. Как раз они и формируют большую массу данных этого бюро о заемщиках. Как уточнил Алексей Волков, в их базу входит информация по 4 тыс. компаний, около 210 млн записей кредитных историй по 84 млн граждан. «Мы не получаем базу Сбербанка, «Русского стандарта» и ХКФ Банка, однако у нас сосредоточена информация по всем остальным банкам и по огромному количеству региональных банков», — говорит он.

Акционеры «Эквифакс Кредит Сервис» — это головная компания «Эквифакс» (США), которой принадлежит 50% бюро, международная компания Global Payment (25%) и Банк Хоум Кредит (25%), уточнил глава российского офиса Олег Лагуткин. Ранее эксклюзивность компании заключалась в базе ХКФ Банка, однако с сентября 2016 года банк начал передавать данные в том числе и в ОКБ, писал «Коммерсантъ». «Эквифакс Кредит Сервисиз» имеет базу из более чем 228,4 млн кредитных историй по физическим лицам и организациям, пополняемую 2 тыс. организаций, говорится на сайте компании.

БКИ «Русский стандарт», принадлежащее одноименному банку, содержит базу объемом свыше 33 млн кредитных историй субъектов, говорится на сайте компании. Других деталей на официальном сайте компания не раскрывает.

Остальные игроки несопоставимо меньше по масштабу бизнеса. «Лет восемь назад была идея создавать региональные бюро кредитных историй, однако она не взлетела, и оставшиеся региональные бюро — в основном такие рудименты, о которых мало кто слышал», — поясняет Алексей Волков.

В чем смысл

«Сейчас бюро кредитных историй — это абсолютно независимые друг от друга институты», — говорит Волков.

Из-за того что банки передают данные в одно кредитное бюро, другие — в другое, кредитным организациям приходится запрашивать всех крупных участников рынка БКИ, поясняет заместитель председателя правления Абсолют Банка Татьяна Ушкова: это долго и дорого для проверки степени закредитованности каждого заемщика. Если же данные четырех бюро будут интегрированы, запрос по каждому заемщику придется писать (и платить за него) лишь единожды. Однако стоимость кредитных историй — это коммерческая тайна, указывает Алексей Волков.

Отклик рынка

Впрочем, в самих бюро кредитных историй считают, что банки торопятся с позитивными оценками грядущих нововведений.

Как говорит Алексей Волков, внесение даже минимальных изменений в данные о кредитных историях будут нагрузкой для банков. «Это означает полную перенастройку их конвейера. Даже изменение одной запятой в шаблоне о кредитных историях требует значительной перенастройки IT-платформ, которая может длиться не менее года, и это дорогостоящая операция», — говорит Волков. Безусловно, такая перенастройка приводит к тому, что расходы перекладываются отчасти на плечи клиентов, добавляет он.

На бюро, по мнению Волкова, новация повлияет меньше. От объединения данных пострадают только бюро, которые специализируются на уникальных данных, считает он: это ОКБ и бюро «Русский стандарт». У НБКИ, в частности, нет крупных банков, которые передавали бы информацию только этому бюро.

Однако по словам представителя розничного блока банка из топ-50, генератор кредитных историй из четырех крупнейших бюро может способствовать утрате эксклюзивности некоторых данных, из-за чего упадет конкуренция, а вслед за ней и качество услуг.

Кроме того, полностью проблему разрозненности данных по одному заемщику это не решит. Как говорит руководитель группы банковских рейтингов АКРА Кирилл Лукашук, вопрос определения долговой нагрузки заемщика — достаточно сложный с логистической точки зрения процесс. В один момент времени у одного БКИ информация о конкретном заемщике может быть полной, а у другого — неполной из-за разного срока поступления данных от банков, уточняет он. Хотя любая попытка консолидировать эти данные позитивна, считает Лукашук.

Все в итоге будет зависеть от того, как эта идея будет реализована, для более точных оценок пока недостаточно данных, резюмировал Лукашук.

Юлия ТИТОВА

Подробнее
 

Газета.Ru: ЦБ отозвал лицензию у РИТЦ Банка

Банк России отозвал лицензию на осуществление банковских операций у кредитной организации РИТЦ Банк. Об этом говорится в сообщении регулятора.

«Вследствие возникновения острого дефицита ликвидности РИТЦ Банк (ООО) утратил способность выполнять свои обязательства перед кредиторами и фактически прекратил операционное обслуживание клиентов. При этом в действиях руководства и собственников кредитной организации прослеживались признаки недобросовестного поведения, выражавшиеся в выводе активов, в результате чего банк полностью утратил капитал», — пояснили в ЦБ.

По величине активов кредитная организация занимала 555-е место в банковской системе России.

Ранее сообщалось, что Банк России отозвал лицензию у московского Айви Банка.

Подробнее